Nightmary17
I'll just shrug and look stupid. It's a talent.
Я ж тут на выходных на прошлых допрошла-таки Массэффектушку, взялась за второй. Все три не успею, но так расслабляет просто, знаете.

Так что я тут немножечко пофлудю чем-то фанфикообразным и потоком сознания, под кат ходить на свой риск и только тем, кого могут интересовать чужие отпшечки, хэдканоны на Массыч и жуткий свун по Ф!Шеп/Кайден.


Самое сложное решение было в конце было спасать Совет или нет. Потому что я бы на месте Шепард решила, что нет: слишком велика цена невинных жизней, и слишком нужны их усилия в другом месте. А политиков-советников всегда можно других набрать - вот чем они ценнее солдат и ценнее вообще кого бы то ни было?..
Но моя Шепард не я. Шепард сделает все разумно. Особенно если принять как канон домысел, что в Совете довольно-таки разумное правительство, которое поддерживало Галактику в неплохом состоянии и которое, в общем, имеет смысл спасать.
Ну и еще мета-знания: я-то думала, что если Совет не спасти, то просто наберут новых, делов-то. Совсем не ожидала, что тогда всем рулить будут люди, и это еще менее благоприятный вариант разыития событий, по-моему (мне просто кажется, что рулить правильнее всем, и вообще все расы в Совет пустить, а не так, что кто-то подавляет).
В общем, Совет все-таки спасен.

***

В Цербере Шепард все бесит. Она ни на секунду не верит ни Миранде, ни Джейкобу, ни Иллюзив Мэну с их целью, которая оправдывает средства и с грейтер гуд.
В конце концов, для Шепард прошло всего пара месяцев после разоблачения чудовищных лабораторий, в которых ради общего блага людей превращали в хасков или делали еще что-то такое же возвышенное. Ну и вообще ей противна элитарность и теневой характер деятельности. Шепард любит, когда все в лоб, а не вот эти перешептывания в дорогих креслах.
Она ни разу не надевает церберовскую форму. Она почти не заходит в свою каюту. Ей не нравится лоск и сверкание новеньких поверхностей, все эти изыски дизайна, роскошь, аквариумы в космосе: за каждым дорогим креслом и в каждом хипста-бизнес-кабинете видятся убитые подопытные или очередное грязное спрятанное подальше дело. Она фыркает на восторги Джокера и всегда одергивает каждого, кто заикается на тему "работы с Цербером".
Ей очень мерзка необходимость отчитываться не перед старшим по званию собратом-военным, а перед каким-то лощеным хрычом, у которого духу не хватает принять ее лично. И Призраку все равно всегда прилетает по первое число: никаким Уставом Шепард с Призраком не связана, уважения к нему не испытывает, чувства свои скрывать нужным не считает, а то, что он ее оживил - ну так она не просила, да?
Работает это удивительно хорошо, правда, Иллюзив Мэн так-то идеальный босс: его все устраивает, пока Шепард делает дело, а презрение ии отношение к начальству - это в данном случае для него дело десятое, и он ничему не препятствует до поры до времени.

На отношения с командой и с конкретными людьми это, правда, не особо отражается: инстинкт "эти люди под моей ответственностью" оказывается сильнее. И команда получает достойную еду, инженеры - недостающие техноштуки, а каждый из отряда - свою порцию психилогической помощи от тетушки Шепард.

Изнутри героиню Цитадели жрет чувство вины и гадливости, что она оказалась в этом замешана и теперь всегда ассоциируется с тем, что вызывает у нее искреннее отвращение.
Единственное, что ее держит - это воспоминание о том, как луч коллекторов в считанные секунды разрезал передовой корабль Альянса.
В общем, она чувствует себя загнанной в угол, но старается подойти к этому всему как к еще одной задаче (в данном случае под прикрытием (она вышла на связь с Андерсоном и Советом и заручилась неформальной поддержкой, хотя и понимала, что те ей не доверяют, что все это - только на словах, что теперь она будет под подозрением; она почти уверена, что, попадись она лично, ей приедтся предстать перед трибуналом, поскольку Спектр Спектром, а как офицер Альянса она совершала неподабающие действия)), которую просто нужно выполнить, сжав зубы и с минимумом вреда, и вздохнуть с облегчением. В конце концов, без конца пытается она сама себя убедить, лучше пусть я, а не кто-то другой, я-то хоть формально мертва.

Встреча на Горизонте с Кайденом прекрасно бьет по этому больному месту. Шепард с Кайденом даже не спорит: она бы сама себя прокляла тоже. Что бы она подумала о человеке, который два года считался мертвым, а потом ожил в сотрудничестве с террористической организацией?.. Известно что подумала бы. И больше всего ей хочется не Кайдена с собой звать, а наоборот, с ним вернуться к Альянсу. Да и она даже теоретически не могла представить, что Кайден способен был бы нарушить устав и предать Альянс, улетев с ней в самоволочку: если бы это было так, то, значит, он оказался бы совсем не тем человеком, которого она знала.
В общем, даже удачно, что именно ей с ее уважительной причиной в виде смерти достался доступ к Церберовским ресурсам: так она принесет пользу, а иначе бы тоже никогда не смогла переступить эту черту - продолжает она себя уговаривать.

***
*I wll go down with this ship. Всех вроде как достали фанфики про расставание на Горизонте, а мне нравится пытаться понять и продумать, как это ощущалось*.

- Коммандер, на выходе из дока засекли сигнатуру корабля Цербера; - раздался голос штурмана на борту крейсера Альянса. - Нормандия СР-2, классифицированная как особо опасная. Если доложим в штаб, успеем выставить заставу вокруг ближайшего масс-реле, а если бросимся в погоню прямо сейчас, сможем отследить их курс и сообщить о намерениях.
Штурман посмотрел на ничего не выражающее лицо коммандера Аленко. Коммандер был назначен недавно, для миссии укрепления отдаленных колоний, но уже зарекомендовал себя как образцовый офицер и непрошибаемый трудоголик. После провала миссии на Горизонте он был как-то особенно мрачен.
Руки штурмана летали над клавиатурой, просчитывая новый вариант курса: шанс остановить Цербер (а вместе с ним, предположительно, и атаки на колонии) и схватить предателей из Альянса, о которых столько говорили в последнее время - это вам не мелочи.
Аленко молчал.
- Коммандер? - повторил штурман.


Кайден что только не передумал, когда услышал первые слухи о живой Шепард. Сначала, конечно, подумал, что это чьи-то жестокие сплетни, дурной юмор или мошенничество. Эти слухи приводили его в ярость: хватает же наглости так попирать память Шепард!.. Изо всех сил старался не слушать. К счастью, это было не так сложно: работы у Альянса было много, и увы, меньше не становилось. Работал он эти два года как одержимый, и чем меньше оставалось сил на воспоминания и мысли, чем меньше времени нужно было проводить наедине с собой, тем лучше.
Так он и не верил в это во все до тех пор, пока ему не пришла весточка от Андресона. Кого-кого, а Андерсона в издевательском юморе заподозрить было невозможно. Тут плотину прорвало и мыслей стало больше: Цербер используют двойника. Или клона. Или андроида. Да как они посмели. Или?.. Или Шепард действительно притворялась мертвой, чтобы пропасть с радаров и уйти в другую орагнизацию. Это противоречило всему, что он знал о Шепард. Андроид или двойник куда реалистичнее. А может быть, Шепард работает двойным агентом? Она же Спектр, у нее могло быть задание внедриться в организацию под прикрытием. Да, вот это вероятнее. Но не сказать ни слова, ни намека ему - это было слишком жестоко. Хотя это он еще мог понять: долг есть долг. Вот только Андерсон был бы в курсе. И его записка не была бы такой встревоженной и полной намеков держаться настороже и не доверять. Он и сам держался так, словно не знал, что такое эта возродившаяся из ниоткуда Шепард.
Что вообще все это значит?..

(отсюда therealmcgee.tumblr.com/)


Встреча на Горизонте в этом плане еще больше его смутила: это была Шепард, точно она. И Кайден не знал, что чувствует больше: радость, надежду или отчаяние. В одиночку тогда сделать он ничего не мог, да и был слишком ошеломлен всем происходящим: сначала атака коллекторов, потом... вот это все.

И вот сейчас, наконец, появился шанс поймать неуловимую украденную и улучшенную Нормандию и предать нарушителей, - имеется в виду Шепард - справедливому суду.

-

- Отставить, Рейтон. - наконец подал голос коммандер Аленко.
Несколько голов повернулось к нему.
- Сэр?.. Это же...
- Отставить, Рейтон. - повторил офицер. - У нас есть миссия, и мы будем ее выполнять как более приоритетную. Наш приоритет -возвести защитные сооружения
Штурман молчал.
- А Цербер... - Аленко бросил взгляд в иллюминатор, словно надеялся увидеть корабль в зоне видимости, - это сейчас не наша забота. Наша цель - возвести военные турели. Прошу не отклоняться от курса. Я сам доложу о ситуации адмиралу. Пусть пришлют подкрепление, а мы гоняться за ними не будем, это бесполезно.
- Есть, сэр, - не очень довольно пробормотал штурман и удалил новые координаты, косясь на удаляющийся силуэт Аленко.
Точно трудоголик, подумал он в адрес нового командующего офицера. Исполнительный так, что аж из штанов выпрыгивает, но дальше своего задания ничего не видит.

- Эй, - шепотом спрашивали друг у друга члены состава, когда коммандер скрывался в дверях, - а правда, что наш коммандер с самой Шепард служил на первой Нормандии? Может, поэтому не хочет лично сталкиваться? Сложно, наверное, когда твой командир - предатель.

-
Да уж, сложно, - подумал Кайден. Посмотрел бы я, как тебе бы было не сложно. Когда встречаешь такого человека, такую женщину, с которой, кажется, дышишь и мыслишь синхронно, и это происходит так естественно, словно было вю жизнь; когда каждый взгляд и каждое движеие - как праздник, как смысл жизни, когда веришь как себе, нет, больше чем себе... Да что тут говорить, когда первый спектр человечества действительно воплощает в себе, кажется, все то, что ты считаешь в человечестве правильным, за что ты готов умереть... И как будто после ее потери можно как-то продолжать жить по-прежнему, ха, да единственное, почему он не свихнулся еще от этого всего - это желание довести ради нее до ума ее дело и продолжить воплощать собой все то же, что воплощала она... А потом этот человек вступает в союз с террористами... Чему верить? Какая из них - настоящая?
"Виновность Цербера в нападениях на колонии не подтверждаю" - говорил отчет Аленко Альянсу. На этом отчет исчерпывался. Никакой информации о местонахождении "Нормандии" или ожившей Шепард не было.
"Ну что, Шепард, пусть я об этом не пожалею. Делай то, что должна".
Кайден очень боялся ошибиться, и здравый смысл отговаривал его от такой глупости и слепой веры. Но и принять мир, в котором он не мог доверять Шепард, в котором Шепард оказывалась фальшивкой... В таком мире он жить не хотел и не мог представить, как за такой мир сражаться.


****

Меня особенно еще радует промах Удины.
Странно для такого хорошего знатока характеров, но факт. Я представляю себе эту многоходовочку так: Кайден был всегда известен лояльностью к Альянсу и ненавистью к Цербер. После второй части игры тот также неоднократно и больше всех высказывал недоверие Шепард, в том числе и самой Шепард. Факт размолвки Шепард и Аленко был известен как близким знакомым в Альянсе, так и агентам Цербера - это был факт подтвержденный. Видимо, Удина решил, что лучшего кандидата на роль личного пса на поводке в роли Спектра не найти. Если остальных претендентов слава Шепард могла ослепить, то у бывшего обиженного и преданного любовника должен быть иммунитет. Плюс Шепард прибыла во время атаки на Цитадель как нельзя более удачно, теперь все подозрения пали бы на нее даже у человека, который с Шепард ни в каком конфликте не был.
Удина проявил самую глупую ошибку в своей жизни (возможно, Жнецы уже и ему мозгли сожгли, я не знаю), но как же он ошибался в них обоих.
Я не могу, сцена, когда эти двое держат друг друга на прицеле, и у Кайдена нет ни единой причины доверять Шепард - скорее все основания пристрелить ее - но он вопреки всему доверяет. И Шепард, которая почти сразу опускает оружие и стоит без всякой защиты, смотря прямо и без страха, вся нараспашку - вот она я, я верю тебе, поверь и ты мне. Это сцена - одна из любимейших во всей трилогии.

When I thought that I fought this war alone, you were there by my side on the frontline

И потом, после того, как все закончилось, эта беседа. "Не каждый день направляешь оружие на того, кого любишь". Мне так нравится, как он это спокойно признает, просто as a matter of fact - ну как будто Шепард и так в курсе, да и кто не в курсе вообще, тоже мне новость. Как и последние слова на Горизонте: даже если ты теперь с ними, Шепард, будь осторожна. И не дай им запудрить себе мозги. Так и теперь: с кем бы ты ни была, Шепард, даже если ты пыталась убить Советников, даже если бы пришлось убить тебя - все равно он в каждый из этих моментов этосамое, любил. Чего с этим дальше делать - вопрос другой, но факт остается фактом. И если пришлось бы - убил бы, конечно; но ужасно рад, что не понадобилось. Но любил бы при этом все равно, этого уже не отменить, как-то так.
Ваааа.

****

Вот, рада, что я все вот это выложила.
А то щас как проглотит уже новая галактика, будет уже не до того, это все на задний план отступит. А сейчас, пока переиграла - снова как в первый ^_^
Вот, теперь можно и к андромедингу перехордить будет.

@темы: игры, mass effect